Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Дорогой гигантов

11 июля 2008
Лучшие отечественные вузы могли бы посоревноваться с мировыми лидерами.

Лучшие отечественные вузы могли бы посоревноваться с мировыми лидерами

На видном месте в кабинете профессора Анатолия Кобзева, ректора ТУСУР (Томского госуниверситета систем управления и радиоэлектроники), первый номер недавно вышедшего солидного и красивого журнала «Промышленник России». (Издатель - Российский союз промышленников и предпринимателей, РСПП). Это авторский экземпляр: А.Кобзев не только возглавляет один из новаторских технических вузов России, он еще и председатель Томского регионального отделения РСПП. И в первом же номере, заметим, журнал опубликовал его статью. С нее и началось интервью с ректором.

- Журнал призывает читателей обсудить чрезвычайно важную для страны проблему перехода от сырьевой экономики к экономике знаний, - говорит Анатолий Васильевич. - Достичь этого, убежден, невозможно без сильных, нацеленных на поиск новых идей университетов. Они, как свидетельствует мировой опыт, генерируют идеи, являясь центрами инновационного развития. Это не голословное утверждение. Скажем, знаменитый Оксфордский университет (Великобритания) сравнительно невелик. Как и в ТУСУР, в нем учатся 17 тысяч студентов. Но на его орбите «вращается» более 300 наукоемких фирм, образованных выпускниками вуза. Суммарный годовой доход этого учебно-научно-инновационного комплекса - пять миллиардов долларов. (Для сравнения: валовой региональный продукт Томской области - 8,5 миллиардов долларов). Один из лидеров мирового рейтинга вузов - Массачусетский технологический институт (MIT) в США, там обучается всего 10 тысяч студентов. И сколько вы бы думали у него «спутников»? 4000 наукоемких фирм! Годовой доход этого комплекса - около 600 миллиардов долларов, приравнивается к ВВП достаточно крупного государства. Вот к чему надо стремиться отечественным университетам!

ТУСУР развивается приблизительно по той же схеме, что и эти мировые гиганты. В нашем окружении - 70 фирм-партнеров, созданных выпускниками и представляющих малый и средний наукоемкий бизнес. Их годовой оборот - около полумиллиарда долларов. 1350 наших бывших студентов работают в этих фирмах. Каждый год они открывают примерно 300 новых рабочих мест. Их темпы развития - самые высокие в регионе. Скажем, «ЭлеСи» разрабатывает и производит оборудование для управления трубопроводами компании «Транснефть». «Магнит» выпускает 90% высококачественных индукционно-нагревательных установок для «Российских железных дорог» (совместная разработка с ТУСУР). «Микран» - лидер страны по производству радиорелейных систем связи. И практически все оборудование этих 70-ти фирм соответствует мировому уровню.

Естественно, мы не желаем останавливаться на достигнутом. Наша цель - увеличить бизнес-окружение ТУСУР и за два года довести количество инновационных фирм до 150. (При этом вуз не будет их учредителем). Мы открыли студенческий бизнес-инкубатор на 300 рабочих мест. Модернизируем учебный процесс. Цель - разбудить инициативу студентов, привить им дух предпринимательства, чтобы окончив вуз, они были в состоянии организовать собственные малые наукоемкие фирмы. На выпускников MIT, других продвинутых в инновационной сфере университетов, смотрят чуть ли не как на неудачников, если они не могут создать собственный бизнес.

- По данным мировой статистики, кажется, всего 5-10 процентов людей склонны к предпринимательству?

- Но это средние данные, мы же говорим о лучших из лучших. Для них этот показатель значительно выше. Чтобы приблизиться к нему, ТУСУР разработал технологию группового проектно-творческого обучения. Естественно, мы не только помогаем выпускникам организовывать малые фирмы, но и способствуем их становлению и развитию. Причем сотрудничество это взаимовыгодное. Однако, как это ни обидно, вуз не может стать для них полноправным партнером.

- Почему? Казалось бы, благое дело делаете?

- Экономика знаний требует гибкой системы государственно-частного партнерства. Примерно по такой схеме развиваются Оксфорд и МIТ. ТУСУР же находится совсем в других условиях. Сотрудничество с наукоемким бизнесом требует от университета оперативности, мобильности. Мы же для наших фирм-партнеров выглядим как неповоротливый монстр.

- Звучит неожиданно. Поясните, пожалуйста.

- Фирмы рассчитывают на нас, справедливо полагая, что развивая фундаментальные и прикладные исследования, мы будем и дальше расширять объемы совместных с ними хоздоговорных работ. (Для сведения: ТУСУР - один из лидеров среди вузов России по объему хоздоговорных работ на одного преподавателя и научного сотрудника). Наш вуз - победитель первого конкурса инновационных проектов, где из 198 претендентов лишь 17 стали победителями. Мы заняли 10-е место (4-ое среди техуниверситетов). Но вся беда в том, что воспользоваться нашими достижениями и опытом фирмам чрезвычайно трудно. Скажем, нам заказывают некую разработку и, естественно, ставят определенные сроки. Но мы не в состоянии в них уложиться. Нам, например, нужно закупить комплектующие детали, значит необходимо объявить конкурс и ждать… 40 дней. К зарубежному поставщику лучше не обращаться: мы никогда не сможем ему втолковать, почему надо терять столько времени. Почему вуз не пользуется электронными платежами, как принято в мире, а делает это «по старинке» и тратит на простейшие операции недели, если не месяцы? А еще у нас проблемы с предоплатой и оплатой... Как-то мы подсчитали: из-за бюрократической волокиты в среднем мы теряем 4-5 месяцев. Какая же фирма будет ждать столько времени?!

Есть у нас проблемы и с интеллектуальной собственностью. Фактически вуз не распоряжается собственными разработками. Их нельзя ни продать, ни передать. Бюджетный кодекс запрещает одно, гражданский - другое. Так и живем. Еще одно узкое место - налогообложение. НИР вуза избавлены от налога на добавленную стоимость. И это хорошо. Но на практике получается наоборот. Потому что фирмы, сотрудничающие с нами, не освобождены от НДС. Это еще один «порог», о который спотыкается ТУСУР.

Вместе с фирмой «Микран» университет строит Центр нанотехнологий. В нем, в частности, будем разрабатывать радар нового поколения на основе перспективного материала арсенидгаллия - это один из главных наших совместных проектов. Вуз выиграл грант в 130 миллионов рублей. Деньги пошли на строительство центра, но потратить их по своему усмотрению мы не могли - контроль жесточайший, расписано буквально все. Скажем, на покупку оборудования нам разрешили истратить часть выигранных средств, а на проектирование денег не выделили. Мы сами должны были их искать. Где – непонятно. Но при этом нас обязали отчитываться буквально за каждую копейку. Никто меня не убедит, что только с помощью жесткого контроля можно добиться успеха. Так экономику знаний не построишь. Ее должны создавать свободные, инициативные люди.

Впечатление такое, что все делается для того, чтобы отбить у нас заказчика. А он, честь ему и слава, продолжает идти к нам, потому что видит выгоду в сотрудничестве с ТУСУР. Потому что заинтересован в наших выпускниках. Сейчас мы организуем при университете филиалы ОКБ Сухого и корпорации МИГ (между прочим, ее генеральный директор - наш выпускник). Будем разрабатывать для них бортовые приборы и системы. Почему известные фирмы обратились именно к нам? Потому что у нас сильные профессора, потому что знают их достижения в электронике, электромеханике, радиотехнике... (Для сведения: все отечественные спутники связи тестируются на оборудовании, созданном нашими учеными).

- Неужели даже эти крупнейшие фирмы не смогут пробить бюрократическую стену?

- Думаю, нет. А потому потеряют минимум полгода. А ведь речь идет о создании техники нового поколения. Здесь потери времени ощутимы чрезвычайно. Если бы со всеми этими заморочками столкнулись Оксфорд и МIТ - посмотрел бы я на них! Сумели бы они «выкрутиться» - остаться мощными центрами инновационного развития?

- Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы устранить эти препоны?

- Я бы предложил вернуться к тому, что уже было лет десять назад. Снова разделить средства бюджетные и внебюджетные. Это вернет вузам оперативность управления внебюджетными средствами. У нас должны быть счета в коммерческих банках. А не один, как сейчас, в казначействе. Сегодня все управление университетами осуществляется из Москвы. И мы пальцем пошевелить не можем. Нашей же наукоемкой фирме, с которой мы работаем, не имеем права дать ни метра. Не в состоянии перебросить деньги с одной статьи расходов на другую. Иначе это будет рассматриваться как нецелевое использованием средств. А чтобы получить согласие «сверху», ждать приходиться месяца два. Беда! Если бы фирма «Микран», я уже говорил об этом случае, не взялась оплатить проект, Центр нанотехнологий вряд ли был бы построен. Каждый наш шаг расписан и контролируется. Девять месяцев в году у нас находятся контролеры. Мало того, что нам не доверяют, так еще учат, как управлять университетом.

- Но вузы все разные…

- Верно. Поэтому нужно провести их градацию. Принять ряд мер, в частности, финансировать вузы одной строкой. Нам «спускают» бюджет - мы за него отвечаем – вот как надо! Как и раньше, вузы сами должны распоряжаться своими честно заработанными деньгами. Мы не отказываемся от контроля. Он, безусловно, необходим, но в разумных пределах. Другими словами, нужно сделать так, чтобы управление университетами было «прозрачным», как теперь говорят, и оперативным. Иначе нам не построить инновационную экономику. Поэтому в журнале «Промышленник России» я предлагаю разработать национальную программу перехода от сырьевой экономики к экономике знаний, которая исключит все препятствия, чтобы эффективно работающие университеты не «спотыкались» о них. Чтобы мы были поставлены в условия даже лучшие, чем у частного бизнеса. Вот тогда наши ведущие вузы войдут в сотню самых престижных университетов мира! Я на это надеюсь.

Дризе Ю.
Poisk

Похожие материалы по теме