Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Инновации в головах

12 февраля 2015
В Томске любят повторять, что местные вузы и научные учреждения - градообразующие предприятия. Как в регионе обстоят дела с коммерциализацией научного потенциала?

В Томске любят повторять, что местные вузы и научные учреждения - градообразующие предприятия. Достаточно сказать, что бюджет одного лишь Томского политехнического университета превосходит городской: 7,2 млрд рублей против 6,4 млрд. Как в регионе обстоят дела с коммерциализацией научного потенциала?

Афоризм, автор которого неизвестен, гласит: наука - это превращение денег в знания, а инновации - превращение знаний в деньги. На поддержку науки государство тратит колоссальные средства: до 2020 года на финансирование фундаментальных исследований будет направлено более 834 млрд рублей. С процессом же конвертации знаний в деньги в России все традиционно непросто. Экономика, ориентированная на инновации, предполагает, что потраченные на науку средства в конце концов возвращаются в бюджет в виде налоговых поступлений от новых предприятий, созданных в инновационных отраслях. Как это работает на уровне отдельно взятого региона?

Томские университеты вполне преуспели в решении задачи по сплочению бизнеса и науки. Отчасти этот успех объясняется изначально устойчивым положением вузов в экономической системе. Вузы в Томске - мощная кузница кадров, знаний и технологий, обладающая к тому же солидным финансовым ресурсом. Влияние местного научно-образовательного комплекса на региональную экономику трудно переоценить. Вклад научно-образовательного комплекса в ВРП оценивается в 6-7%. В Томской области высшее образование имеет 30% трудоспособного населения, здесь самая высокая в России доля работников с высшим и средним образованием от общего числа занятых. Каждый восьмой житель Томска - студент. Студентов здесь часто называют «главными инвесторами»: вклад в экономику города учащихся только очных отделений вузов Томска составляет более 8 млрд рублей.

Развивать и поддерживать инновационную деятельность в области начали более десяти лет назад. За этот период в регионе были созданы механизмы поддержки вузовской науки с помощью грантов, премий, отраслевых программ финансирования отдельных направлений исследований. Причём поддерживаются как проекты на уровне идеи, так и прикладные исследования, в которых уже можно получить промышленный или опытный образец на стадии разработки. Инфраструктура генерации исследований и разработок - лаборатории, конструкторские бюро, научно-исследовательские институты при вузах - постепенно встраивается в инновационную инфраструктуру. Университеты поощряют развитие студенческих бизнес-инкубаторов, центров трансфера технологий, лабораторий интеллектуальной собственности, малых инновационных предприятий при вузах. Словом, активно содействуют тому, чтобы инновация прошла все логические стадии - от зарождения идеи до её вывода на производство.

Поясной портрет

Мировая практика знает несколько способов «стыковки» науки и бизнеса с целью коммерциализации научных знаний. Один из них - стимулировать создание инновационных компаний при научных и учебных центрах, чтобы учёные «перековывались» в технологических предпринимателей. В США этот метод прижился, например, в Университете штата Пенсильвания: здесь профессорам разрешено создавать частные компании на базе своих инновационных разработок. Причём к управлению такими компаниями привлекаются профессиональные бизнесмены, а финансируются стартапы за счёт государственных грантов, венчурных и бизнес-ангельских инвестиций. Стимулирование создания привузовских стартапов закреплено и законодательно. Принятый конгрессом США в 1980 году акт Бая - Доула позволил университетам и учёным использовать в коммерческих целях результаты своих научных исследований, даже если они велись на государственные деньги. Другой способ - создать среду, которая обеспечит трансфер знаний, идей и заказов между компаниями, университетами и научными институтами. По этому пути, как правило, идут крупные инновационные кластеры. Когда в 1970‑е годы в Исследовательском треугольнике Северной Каролины (крупнейшая научная, образовательная и технопарковая агломерация США) заметили снижение спроса на разработки трёх ведущих университетов штата, то создали в одном из технопарков единый университетский центр передовых исследований, в задачи которого среди прочего входило отслеживание потребностей промышленных предприятий в научных исследованиях.

Томские вузы в той или иной степени используют оба этих способа. Вокруг каждого из университетов на протяжении многих лет складывались «инновационные пояса» - сообщества высокотехнологичных предприятий, которые «дружественны» вузу и активно участвуют в его жизни. Это производственные корпорации, частные компании, совместные предприятия на основе государственно-частного партнёрства. Они обеспечивают вузы работой по хоздоговорам, создают рабочие места для студентов и выпускников, заказывают научные исследования. «Инновационный пояс» при Томском государственном университете (ТГУ) насчитывает более 40 малых предприятий, при Томском политехническом (ТПУ) — около 70. «Бизнес-окружение» Томского госуниверситета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) ещё внушительнее: с ним связано более 125 наукоёмких предприятий. Среди них есть и крупный бизнес, партнёрство с которым стало для вуза стратегическим: это компании «Микран», «ЭлеСи», Elecard и другие. ТУСУР можно считать предпринимательским исследовательским университетом. На 41% его бюджет состоит из средств, заработанных научно-внедренческой деятельностью.

- Инициатива по созданию инновационного проекта между бизнесом и вузом всегда обоюдная, - говорит ректор ТУСУРа Александр Шелупанов. - У нас налажено тесное взаимодействие с поясом инновационных компаний, где идеи и проекты возникают непрерывно. Бизнес-окружение для нас - продолжение нашего влияния: около 80% всех высокотехнологичных компаний, существующих на территории Томской области, возглавляют выпускники ТУСУРа. Это их альма‑матер, поэтому они понимают, на что способен университет, какие проекты с нами можно развивать, в чём наша сила, какими мощностями мы обладаем. Заказчики нам доверяют. Причём инновационный пояс достаточно велик для того, чтобы мы располагали свободой выбора партнёра.

Если у бизнеса возникает необходимость в долгосрочном стратегическом взаимодействии для решения сложных технологических задач, то университет может даже создать специально «заточенный» под партнёра научно-исследовательский институт. В частности, в блоке с компанией «Микран» действует НИИ систем электросвязи, который занимается разработками в области телекоммуникационной аппаратуры и СВЧ-электроники, а также перспективной СВЧ-аппаратуры для радиолокации. С одним партнёром может работать и несколько исследовательских организаций: так, компания «Информационные спутниковые системы имени академика М. Ф. Решетнёва» заказывает исследования и опытно-конструкторские разработки в НИИ радиотехнических систем и НИИ космических технологий. В структуре ТУСУРа сегодня восемь специализированных научно-исследовательских институтов. Подобные центры, созданные совместно с крупными предприятиями, есть и у других университетов Томска. Например, у ТГУ - с Росатомом, «Газпромом» и «Р-Фарм».

Знаковым для томских вузов стало принятие в 2010 году Постановления Правительства РФ № 218 о развитии кооперации между вузами и высокотехнологичными индустриальными партнёрами. До 2012 года томские вузы совместно освоили пять проектов в рамках этого постановления, получив господдержку на 2,3 млрд рублей; сегодня число проектов с промышленностью исчисляется десятками. Тот же ТУСУР является головным исполнителем в семи проектах с консолидированным бюджетом более 2,5 млрд рублей. Речь идёт либо о создании технологий, которые потом внедряются на предприятиях, либо о разработке инновационных продуктов, идущих затем в серийное производство. «Во многом именно благодаря этим проектам мы с 2009 года увеличили объём научных исследований в три раза», - отмечает Александр Шелупанов. Сотрудничество может протекать и в рамках «дорожных карт», которые регион подписывает с крупнейшими российскими корпорациями - в частности с «Газпромом» и СИБУРом. Индустриальный партнёр размещает заказы в локальных наукоёмких предприятиях, которые решают поставленные задачи совместно с вузами в зависимости от требуемой компетенции.

Совместные проекты с крупными заказчиками могут получить еще большее развитие в связи с созданием в 2011 году Консорциума томских вузов. В него вошли семь региональных университетов, Томский научный центр Сибирского отделения РАН, а также ряд научно-исследовательских институтов РАМН. На данный момент он решает в основном организационные вопросы консолидации вузов и совместной реализации крупных научных и образовательных проектов как в Томске, так и в соседних регионах. Но не исключено, что с подачи консорциума будет создана структура, занимающаяся централизованным исследованием рынка и «поставкой» в вузы заказов по трансферу инновационных технологий. Сейчас эту роль выполняют отделы коммерциализации научных разработок и научно-инжиниринговые центры при вузах.

Университеты стараются развить связи с индустриальными партнёрами по всем возможным направлениям. Это исследовательский потенциал и инфраструктура, образование, а также знания и компетенции в области культуры лидерства и управления. Иногда такие старания перерастают в крупномасштабное сотрудничество с одним целевым заказчиком. ТГУ в 2013 году развернул восемь совместных проектов с региональным отделением Сбербанка. Часть из них носит научно-исследовательский характер: например, на базе вузовской Лаборатории когнитивных исследований и психогенетики изучалась эффективность размещения информационных носителей в офисах обслуживания. Используя методы айтрекинга, позволяющие определять направление взгляда, учёные проанализировали, на что посетители офисов обращают больше внимания, и оптимизировали расстановку рекламных материалов и информационных брошюр. Другой проект направлен на минимизацию очередей в отделениях банка. Кроме этого, ТГУ и другие томские вузы занимаются подготовкой и переподготовкой кадров для промышленных партнёров: под нужды предприятий формируются кафедры, корректируются учебные планы, создаются совместные магистерские программы, «школы лидерства».

- Хорошая идея - создать своего рода «единое окно», куда любой представитель бизнеса сможет обратиться и получить консультацию о возможностях вуза, - считает ректор ТГУ Эдуард Галажинский. - Бизнес и вузы дозрели до взаимодействия, но им нужно научиться осуществлять его грамотно: не так, как раньше, через стихийные заказы то одному учёному, то другому, а по прозрачной и понятной системе.

Проектный метод

Образовательная методика, которую широко применяет ТУСУР и которая прекрасно работает на выстраивание связей с внешними партнёрами, известна под аббревиатурой ГПО - групповое проектное обучение. Первым эту методику стал развивать и внедрять ТУСУР. В 2006 году, когда университет победил с ней на конкурсе инновационных образовательных программ, методика вызывала много споров. Однако потом её поддержало Агентство стратегических инициатив в качестве сетевого варианта проектного обучения для всей России.

Суть технологии заключается в следующем: студенты-третьекурсники на добровольных началах формируют междисциплинарную группу под выполнение реального проекта, цели и задачи которого формулирует какой-либо промышленный партнёр вуза из «инновационного пояса». Инициатива может исходить также от вузовского НИИ или исследовательской лаборатории. В одном проекте могут объединяться студенты самых разных специальностей. Например, если речь идет об ИТ-проекте, в команде имеются разработчики, тестировщики, системные программисты, экономисты, логисты.

Проект реализуется в течение нескольких семестров и защищается перед научным советом; оценки за него идут в диплом. Наиболее успешные проекты с коммерческим потенциалом затем выходят на рынок: их помещают в сформированный при вузе студенческий бизнес-инкубатор. «Многие студенческие проекты ГПО являются частью более масштабных работ - грантов, хоздоговоров, - поясняет ректор ТУСУР Александр Шелупанов. - В идеале проектная работа укладывается в эффективную схему трансфера технологий: от идеи, рождённой в ГПО, инновация перемещается в студенческий бизнес-инкубатор, где вызревает стартап. Затем компания развивается в технологическом бизнес-инкубаторе, а далее зрелый бизнес перемещается в особую экономическую зону».

Истории успеха уже есть. Так, в июле 2014 года студент группы проектного обучения ТУСУРа Семен Шкарупо разработал систему, позволяющую заряжать аккумулятор электротранспорта гораздо быстрее существующих аналогов. Новый принцип работы аккумулятора и система зарядки были запатентованы, создан опытный образец системы. Другая томская компания - «Рубиус» - успешно проделала путь от студенческого бизнес-инкубатора на международные рынки. Она занимается разработкой инженерного программного обеспечения и созданием мультимедийных продуктов - 3D-моделей, виртуальных туров, интерактивных презентаций. Сегодня компания выполняет проекты для двухсот заказчиков из России, США, Швейцарии, стран СНГ. В целом в одном только ТУСУРе в конкурсе проектов группового обучения ежегодно участвует около тридцати работ, и чуть ли не каждый третий проект превращается в стартап и попадает в бизнес-инкубатор.

Тем не менее в макромасштабе превращение университетов в «школу стартапов» всё ещё идёт тяжело. Проблемы у томских вузов ровно такие же, как у всей инновационной экосистемы в России. Это нехватка экспертов, которые могли бы проводить оценку проектов, менторов для «тренировки» стартаперов, консультантов, способных помочь выбрать наилучшую стратегию рыночного развития, венчурного финансирования. Кроме того, на федеральном уровне университеты и академические институты по-прежнему не заинтересованы в создании у себя центров коммерциализации.

- Университеты в России привыкли считать, что коммерциализация разработок сводится к получению грантов и хоздоговоров по опытно-конструкторским разработкам, - говорит Андрей Макасеев, руководитель Департамента по науке и инновационной политике Томской области. - Вузам невыгодно заниматься инновациями. Именно поэтому развитие бизнес-инкубаторов при вузах идёт вяло. На региональном уровне мы точечно поддерживаем отдельные инкубаторы, но наших средств не хватит для системного развития инфраструктуры генерации стартапов. Для этого нужна небольшая федеральная поддержка, внимание крупного бизнеса и госкорпораций и законодательство, которое изменит вектор интересов университетов и академической науки в сторону коммерциализации научных исследований и разработок.

Югринова Н.
Бизнес-журнал. – №1. – 2015

Похожие материалы по теме