Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Как фантастику сделать реальностью

10 октября 2012
Особый путь предпринимательского университета.

Особый путь предпринимательского университета

На этой неделе Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники справляет полувековой юбилей. От всех остальных томских вузов ТУСУР отличается неординарным путём развития. В чём состоит эта особенность и что она дала вузу, рассказывает президент ТУСУРа Анатолий Кобзев.

Экскурс в историю

– Анатолий Васильевич, почему и кем полвека назад было принято решение о создании в Томске отдельного вуза радиотехнического профиля?

– Мы до сих пор не знаем, благодаря кому состоялось решение о выделении радиотехнического факультета из ТПИ (ныне ТПУ) в отдельный вуз. Ведь это же надо было «пробить» через самые высокие инстанции, вплоть до ЦК КПСС. Можно предположить, что кто-то из тогдашних руководителей Томской области понял перспективность этого направления. Постановление Совмина и ЦК стало неожиданностью даже для руководителей ТПИ.

Но постановление о создании института приняли, ничем его не обеспечив. Ректор нового института Григорий Семёнович Зубарев (до этого назначения занимал пост декана РТФ ТПИ) начал создавать вуз с нуля, даже с большого минуса. В наследство он получил ряд корпусов, на которые, и кроме нас, было немало претендентов, гараж без машин и конюшню с лошадьми. Григорию Семёновичу пришлось воевать буквально за всё. Доходило до того, что, например, когда нынешний главный корпус ТУСУРа был уже построен, то в рамках государственной борьбы с «излишествами» Зубареву приказали срубить колонны, мол, это элементы буржуазной архитектуры. А Григорий Семёнович взял и уехал из Томска в отпуск. Он, конечно, получил потом за это выговор, но колонны остались на месте.

И позже, когда ТУСУРу приходилось тяжело, мы всегда вспоминали нашего первого ректора, и говорили: «Ему было намного тяжелее».

Суровые 1990-е

– Вы стали ректором ТУСУРа в 1999 году, тоже в нелёгкое для всего высшего образования время...

– Для нас этот период стал тем более болезненным, что до этого, в 1970 – 1980-х годах, у ТУСУРа был золотой век: вуз находился в числе лидеров и по объёму научно-исследовательских работ (НИР), и по конкурсу на одно учебное место. Достаточно сказать, что объём НИР составлял в 1987 году 89 % консолидированного бюджета института. У нас появилась хорошая база, вуз стал одним из флагманов образования и науки в Томске, стал заметен в масштабах всей страны. В годы нашего золотого века перспективы казались просто потрясающими.

Но началась перестройка, развалился СССР, и наступил кризис 1990-х. Вся образовательная система рухнула, и ТУСУР пострадал больше всех других вузов.

– Видимо, из-за своей «оборонной» специфики?

– Да. Основой благосостояния ТУСУРа был военно-промышленный комплекс: 90 % НИР были связаны с ВПК. Объёмы заказов от «оборонки» были таковы, что даже с учётом всех действующих в СССР ограничений после выплаты зарплаты и всех текущих затрат вузу оставались очень большие средства. Их можно было пустить на развитие. В это время были построены и базы отдыха, и многие другие объекты социальной сферы. И вот эта основа благосостояния ТУСУРа рухнула, к тому же зашаталось бюджетное финансирование учебной деятельности. Накопились долги, которые превышали годовой доход ТУСУРа, даже коммуналку за неуплату отключали.

Всем выйти из кризиса!

– Вам не страшно было брать на себя ответственность в такой тяжёлой ситуации?

– Так ведь я был не один. В своей команде, с которой шёл на ректорские выборы, я делал ставку на тех людей, которые в те трудные годы не пали духом и пытались что-то делать. Например, на коллектив моей родной кафедры промышленной электроники, которая даже тогда работала с прибылью (благодаря ставке на дистанционное обучение и платное образование). Не сдались также НИИ автоматики и электромеханики во главе с Юрием Шурыгиным (ныне ректор ТУСУРа), кафедра автоматизации обработки информации во главе с Юрием Ехлаковым (ныне проректор по информатизации и управлению). В команду вошёл также Александр Уваров (ныне проректор по инновационному развитию и международной деятельности), который активно и очень успешно занимался дистанционным образованием.

– Ваша команда выбрала нестандартный для вузов того времени путь развития. Как родилась идея предпринимательского университета?

– Мы поняли, что надеяться на бюджетное финансирование – обрекать себя на роль заштатного вуза и полную неизвестность в России. Бессмысленно также было ждать возрождения ВПК. Надо было искать другие источники доходов.

Идея большого предпринимательского университета для Томска была достаточно революционной, и в неё мало кто верил. Мы решили сделать ставку на внебюджетные доходы, в том числе, в образовательной деятельности. Стали развёртывать сеть филиалов ТУСУРа, сделали ставку на дистанционное образование. В начале 2000-х мы были единственной командой в России, которая осуществляла дистанционное образование по техническим специальностям. И уже к 2002 году у нас было 7 тысяч студентов-дистантников, а сеть ТУСУРа насчитывала около 200 филиалов и представительств по всей России.

Нашему успеху способствовала и специфика университета – программное обеспечение и автоматизированные системы управления. Специалисты в этих областях были всюду нужны. По сути, мы оказались в нужное время в нужном месте.

Второй частью концепции большого предпринимательского университета стала идея создания системы вуз-НИИ. ТУСУР всегда был учебно-научным учреждением, в его составе по всем ключевым направлениям работали научно-исследовательские лаборатории или научные группы. Но к 1998 году объёмы НИР упали в 90 раз по сравнению с золотым веком ТУСУРа, и начинать приходилось фактически с нуля. А в 2005 году мы уже восстановили и даже превысили объёмы НИР доперестроечного уровня.

Рецепт возрождения

– В чём секрет успеха?

– Мы сделали ставку на сотрудничество с фирмами наших выпускников и создание единого учебно-научно-инновационного комплекса. Если в 2002 году вокруг ТУСУРа было всего 10 частных фирм наших выпускников, то сейчас их уже 125, в том числе такие известные как «Микран», «ЭлеСи», «Интант», Томская электронная компания, «Стек».

Почти все они в своё время стартовали из лабораторий ТУСУРа. И мы предложили, чтобы теперь они создали внутри университета свои лаборатории и НИИ. На сегодняшний день у нас восемь НИИ, пять из которых учредили фирмы наших выпускников, они дали деньги на первоначальный старт и обеспечили НИИ заказами. Таким образом, наш вуз одним из первых в стране стал воплощать в жизнь идею частно-государственного партнёрства.

Многие лаборатории и аудитории университета были сделаны и оборудованы на деньги наших выпускников. Сейчас у нас уже около 50 таких именных аудиторий.

Сотрудничество было взаимовыгодным. ТУСУР со своей стороны наладил для фирм-партнёров систему целевой подготовки специалистов. «Микран», например, в некоторые годы забирал себе по 50 наших лучших выпускников. Поэтому «Микран», который собрал у себя такое количество головастых ребят, сейчас очень трудно догнать.

Созданная в ТУСУРе система вуз-НИИ сработала. Отмечу: сейчас до 80 % наукоёмкой продукции Томска производится в фирмах наших выпускников.

– Ваш студенческий бизнес-инкубатор известен во всей России. Но история его становления тоже была непростой…

– Не то слово. Принадлежащее ТУСУРу здание бывшей столовой «Дружба» никак не хотели покидать бизнесмены-арендаторы. Власть от решения этого вопроса самоустранилась, хотя у нас на руках было решение суда в нашу пользу. Но мы и тут пошли своим особым путём: захватили здание силами наших студенческих оперотрядов. Конечно, мы рисковали, но студенты фактически боролись за своё будущее. Без здания бизнес-инкубатор мог и не состояться, а ведь он был одним из важнейших элементов развития предпринимательского университета. В 2004 году он был первым в России и, по нашим данным, во всём мире. Родился он в муках, зато стартовал очень мощно и продолжает работать в этом темпе сейчас.

Ударная десятилетка

– С какими результатами ТУСУР подошёл к своему полувековому юбилею? Что вашей команде удалось сделать из намеченного?

– В 2002 году, на сорокалетие вуза, перед учёным советом я озвучил планы и прогнозы на пятидесятилетие. Почти всё из этого было выполнено, что меня самого поражает.

Доходы планировали довести до 50 миллионов долларов в год – сегодня имеем уже 55 миллионов. Вместо своего спутникового канала сделали прямой выход в оптоволоконную магистраль, что гораздо надёжнее. И новый корпус возвели – как раз к нынешнему юбилею.

Не удалось пока построить новое общежитие повышенной комфортности – помешал кризис 2008 года. Но, думаю, в следующем году приступим к работам.

По зарплате. Когда я избирался, говорил, что профессора будут получать по тысяче долларов (тогда было около 150). Надо мной смеялись. Сейчас профессора получают по 2 тысячи долларов, доценты чуть больше тысячи.

Производительность науки рассчитывали увеличить до 500 тысяч рублей в год на каждого сотрудника. План перевыполнили почти в два раза – больше 900 тысяч рублей на человека. Кстати, это лучший показатель в общероссийском зачёте.

Количество фирм-партнёров планировали довести до сотни. Сейчас вокруг ТУСУРа 125 предприятий.

– Какие задачи стоят перед вузом на следующее десятилетие?

– Главная задача – поменять технологию обучения, сделать её эффективнее. При классическом подходе примерно три года из пяти тратятся впустую. Сейчас у нас есть групповое проектное обучение, когда 3 - 5 студентов имеют свой инновационный проект и ведут его в течение всего периода учёбы. Это прообраз новой методики обучения. Но он очень дорогой, так как для каждого студента надо оборудовать отдельное рабочее место. Это многомиллиардные инвестиции. Сейчас это кажется фантастикой. Но мы уже научились делать фантастику реальностью. В конце концов, это наша профессия.

Евсейчук Д.
Tomskie novosti

Похожие материалы по теме