Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Модернизация с человеческим лицом

28 мая 2010
Анатолий Кобзев убежден, что модернизация страны зависит от имеющегося кадрового потенциала – а значит, начинаться она должна с вузов. «Приходный ордер» выяснял, какие образовательные технологии необходимы стране и какой путь развития избрал для себя ТУСУР

И рождаться она должна уже в студенческих аудиториях

Анатолий Кобзев убежден, что модернизация страны зависит от имеющегося кадрового потенциала – а значит, начинаться она должна с вузов. «Приходный ордер» выяснял, как выглядит модернизация «с человеческим лицом», какие образовательные технологии необходимы стране и какой путь развития избрал для себя ТУСУР.

- Анатолий Васильевич, как вы оцениваете поставленную задачу по модернизации России - реалистично ли, достижимо ли?

- До настоящего момента Россия пыталась встать на рельсы модернизации уже трижды. Сначала при Петре первом, когда несогласным с выбранной стратегией развития просто отрубали голову. Потом во время индустриализации 30-х годов - эта модернизация была насильственной по своей сути. Неготовность отечественного производства в начале войны продемонстрировала, что и эта попытка обновления страны потерпела неудачу. Затем - после войны, на базе германских репараций. В Россию было завезено новое оборудование из Европы, что привело к всплеску промышленной активности. Однако лучшие умы послевоенной Европы уехали в США. По прошествии времени мы можем увидеть, что больший успех имел именно человеческий капитал, чем привезенное в страну - пусть и самое современное на тот момент - железо. Сейчас наша власть ставит задачу модернизации уже в четвертый раз. Надеемся, попытка окажется успешнее предыдущих.

- Однако нельзя не заметить, что на пути модернизации экономики возникают объективные сложности и препятствия. Требуется ли кардинально что-то менять, чтобы модернизация удалась?

- В России работают 7,5% ученых мира, мы владеем 23% всех минеральных ресурсов. Это огромный потенциал, но реальность такова, что сегодня Россия создает лишь 0,3% мировой наукоемкой продукции. Для сравнения - в США живут 30,5% ученых, а доля наукоемкой продукции Америки в мировом обороте составляет 35%, то есть эти два показателя обычно сопоставимы. Выходит, что Россия недополучает до 130 млрд. долларов в год, которые бы могла зарабатывать на своей наукоемкой продукции. При этом возможны всего два объяснения - либо наши ученые плохо работают, либо сама система такова, что очень сложно создать инновационный продукт.

- То есть на ваш взгляд, излишняя бюрократизированность системы в целом не дает продвигаться инновационным разработкам?

- Один из наиболее классических случаев, который можно привести в пример - история про создание радио. Маркони и Попов приступили к своим экспериментам одновременно, в 1895 году. Маркони сумел развернуть производство телеграфных аппаратов, получил Нобелевскую премию. А Попову сделать это в те же сроки не удалось, потому что его работа затерялась где-то в дебрях неповоротливой чиновничьей России.

- Однако любое негативное влияние сложившейся консервативной системы можно преодолеть при наличии интенции общества – при желании изменяться. Готова ли, по-вашему, Россия к переменам?

- Россия, к сожалению, преждевременно перешла к стадии общества потребления. В предкризисные годы благосостояние населения улучшилось, и все привыкли к стабильным зарплатам и непрерывному процессу потребления. Но стране, которая живет, по сути, на нефтяную ренту, так расслабляться нельзя. У нас в 10 раз меньшая производительность труда и в 10 раз меньший ВВП на душу населения, чем в развитых странах. Мы поторопились с отказом от «романтизма», с желанием отказаться от комфорта в обмен на поиски новых решений на благо своей страны.

- Воспитывают ли сейчас вузы новых «романтиков», способных перестраивать экономику?

- Современное высшее образование не может удовлетвориться теми форматами обучения, которые предписаны государственными стандартами - лекции и семинары, «пассивные» занятия. Такая система может порождать специалистов единственного типа - инженеров наемного труда, людей, в которых будет неразвито творческое начало и собственная инициатива. Инженеры наемного труда должны от кого-то получать указания, чтобы создать инновационный продукт. К сожалению, такие указания сегодня некому давать.

Творческих выпускников никто не ждет на работу - это люди, как правило, крайне неудобные, потому что они никогда не сидят на месте и все время что-то ищут. Спрос на таких сотрудников - а значит, и спрос бизнеса на инновации - сможет сформироваться только через пять-десять лет, если мы вырастим выпускников нового типа и те придут руководить предприятиями реального сектора.

- В чем вы видите наиболее существенные изъяны существующей системы подготовки специалистов?

- При поступлении в вуз за абитуриента принимают решения родители, а уже в университетских стенах - преподаватели. Это ставит крест на самостоятельности будущего специалиста и его умении принимать решения. Чтобы развить такие навыки, его нужно постоянно в процессе обучения помещать в нестандартные ситуации, требующие индивидуального подхода, умения креативно мыслить и решать поставленные задачи без помощи посторонних. Для этого нужно реформировать весь образовательный процесс. Есть замечательная китайская пословица: «Скажи мне - и я забуду, покажи мне - и я вспомню, вовлеки меня в процесс - и я пойму, отойди - и я буду действовать».

- Умение мыслить нестандартно и независимо – это, по сути, требования для появления предпринимателей, способных создать наукоемкие бизнесы?

- Приведу пример. Выпускники знаменитого Массачусетского Технологического Института создали 26-ю экономику мира, если суммировать доход созданных ими компаний. ВВП этой несуществующей на карте страны обогнал Россию! А все потому, что там в студентах воспитывается инициативность, там считается, что критерий успеха - открыть собственный наукоемкий бизнес, а не стать сотрудником какой-нибудь корпорации. У нас же молодые специалисты к этому совершенно не стремятся. Выпускник ТУСУРа, генеральный директор фирмы «ЭлеСи» Сергей Чириков, недавно говорил о том, что у большинства выпускников томских вузов, приходящих устраиваться к ним в компанию, «не горят глаза». Они являются частью общества потребления и заботятся только о том, как получить зарплату повыше и с максимальным удовольствием ее потратить. Им не хочется ставить перед собой более высокие цели и бороться за процветание.

- Но ведь в настоящее время уже разрабатываются и применяются альтернативные методы обучения кадров для инновационной экономики. Например, в ТУСУРе применяют совершенно новые образовательные формы.

- Наш вуз уже 10 лет работает над внедрением модернизационных процессов. ТУСУР отрабатывает собственный механизм подготовки предпринимателей, и это, несомненно, должно стать массовым явлением для системы высшего образования России. Мы в настоящее время применяем технологии группового проектного обучения (ГПО), развивающие практические навыки и умения принимать решения. У нас действует студенческий бизнес-инкубатор и создается технологический. То есть мы готовим своих студентов именно к тому, чтобы после выпуска они реализовали на практике собственный наукоемкий проект, открыли предприятие малого бизнеса. Хотя тут важно помнить: реализация новой системы подготовки специалистов в рамках одного университета это конечно замечательно, но всего лишь капля в море.

- Насколько сложно реформировать такую устоявшуюся и традиционную сферу, как образование?

- Процесс изменений идет не быстро, потому что каждая система стремится к минимизации усилий и трудозатрат. В существующей консервативной системе минимизированы усилия и студентов, и преподавателей. Поэтому для того, чтобы что-то поменялось, нужно много времени, сил, средств, и очень сильный импульс. Например, у ТУСУРа на внедрение и «обкатку» технологий ГПО ушло почти пять лет.

- Получается, что наиболее грамотный подход к модернизации экономики должен предусматривать реформацию образования и пристальное внимание к подготовке молодых специалистов?

- Модернизация может быть реализована только на базе соответствующего человеческого капитала. Модернизация России «сбудется» в том случае, если найдутся люди, которые этим займутся. Целый ряд сложностей на пути инноваций будет всегда, но необходимы люди, желающие и умеющие препятствия преодолевать. Именно поэтому начинаться модернизация страны должна в стенах университетов - стартовой площадкой для нее будет место выращивания новых специалистов. Сейчас от общих слов власть постепенно переходит к необходимым делам, и появились перспективы изменения системы. Важно, чтобы они не забыли, что модернизация начинается с человека.

Prihodnyy order

Похожие материалы по теме