Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Новая юриспруденция в ТУСУРе

05 апреля 2007
Полку вузов, которые готовят престижных специалистов-юристов, прибыло. В Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) появилась новая специальность – «юриспруденция».

Лирики у физиков

Полку вузов, которые готовят престижных специалистов-юристов, прибыло. В Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) появилась новая специальность – «юриспруденция».

На первый взгляд, вести подготовку юристов на базе одного из ведущих инженерных вузов страны - более чем странно. С таким же успехом можно открыть на базе инженерного вуза клуб бальных танцев или клуб любителей поэзии. Что может быть общего между квантовой радиотехникой и изучением закона? Как связаны теоретические основы электротехники и юриспруденция? Почему под крышей одного заведения объединились кафедра физической электроники и кафедра права?

Кое-что начинает проясняться, когда узнаешь название специализаций, по которым будут готовить юристов в ТУСУРе: «правовое обеспечение защиты информации» и «защита прав интеллектуальной собственности».

Но все-таки, как далека юриспруденция от электроники, радиотехники и вычислительных систем? Да или нет? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно разобраться в том, что представляет собой ТУСУР сегодня.

Кузница инноваций

ТУСУР задумывался государством как инженерный вуз. В 1962 году народному хозяйству нужны были специалисты по радиоэлектронике и электронной технике. И вуз справлялся со своей задачей, переживая общие трудности всей системы высшего образования.

Перемены начались, когда ТУСУР возглавил Анатолий Васильевич Кобзев. Новый ректор пришел со своей концепцией преобразования вуза. В ее основе - идея о том, что университет должен быть не только образовательным и научным лидером, но и инновационным.

Нововведения начались с того, что ТУСУР сформировал вокруг себя «кольцо» из наукоемких фирм, созданных при поддержке вуза его выпускниками. Сегодня это - 25 компаний с доходом около 3,2 миллиарда рублей, а к концу 2006 года прогнозируется рост доходов до 6 миллиардов!

Затем инновационная деятельность стала неотъемлемой частью университета. Под эгидой ТУСУРа созданы студенческий бизнес-инкубатор и офис коммерциализации научных разработок.

Сейчас команда ТУСУРа занята глобальным проектом - сделать Томск вузовско-научно-инновационным центром всемирного масштаба. Центром, где создаются и потом широко распространяются жизненно необходимые для современного общества ценности - научные решения, технологии, высокообразованные специалисты.

По мнению руководства ТУСУРа, для достижения этой цели у Томска есть все предпосылки. Томск - образовательный центр Сибири. У нас более двадцати высших учебных заведений, включая представительства, в которых учится около 100 тысяч студентов. Вместе с ними в сфере высшего образования занята четверть населения города Томска.

Итак, ТУСУР сегодня - это инновационная кузница регионального масштаба.

Однако, каковы перспективы у инноваций? Кому они нужны? Почему инновационный сектор растет так быстро?

Эльдорадо XXI века

Инновационная экономика - это Эльдорадо XXI века. Конкистадоры в XV-XVI веках искали золото и драгоценные камни, а сегодня все ищут информацию, знания, технологии, решения, данные.

Нематериальные активы становятся дороже золота. Более того, такие активы служат главными источниками прибыли компаний.

Представьте, сколько будет стоить дискета, если на ней будет записана формула двигателя, работающего на воде? А технология, которая позволяет повысить производительность труда на 40 процентов? Сколько готовы выложить конкуренты за то, чтобы перехватить привилегию на право беспошлинной торговли?

Когда дело касается инновационных технологий, счет начинает идти на миллионы и миллиарды. Разумеется, не рублей.

С какими драгоценностями имеет дело экономика инноваций? Научные решения, компьютерные программы, патенты, лицензии, франшизы, права на объекты интеллектуальной собственности - фирменные знаки, ноу-хау, авторские права, привилегии, преимущественные права.

Все это ценится дороже заводов, газет и пароходов – дороже любых физических активов.

В 1982 году доля нематериальных активов от общей стоимости крупнейших мировых корпораций составляла 38 процентов. В 1992 году – 62. В наши дни на долю нематериальных активов приходится около 90 процентов от рыночной стоимости компаний.

Видимо, об этом хорошо знают руководители ТУСУРа.

Складывается впечатление: чем нематериальнее ценность, тем дороже. Хотите узнать, сколько стоят бренды мировых компаний? Бренд – это образ марки товара или услуги в сознании покупателя.

Пожалуйста, Coca-cola - $ 67, Microsoft - $ 59, IBM - $ 53, GE – 46, Intel - $ 35, Nokia? Disney и McDonald’s – по $ 26, Toyota - $ 24, Marlboro - $ 21.

Цены указаны в миллиардах долларов. Как вам нравится образ, который нельзя ни пощупать, ни увидеть, - он ведь только в сознании людей, - ценой в несколько миллиардов?

Получается, что сегодня информация в той или иной форме стоит денег, и денег немаленьких. А значит, у инновационного сектора, который не просто производит новую информацию, но и внедряет ее, большое будущее.

Там, где большие деньги, там, как правило, кровь и насилие – пусть даже информационные. Какие угрозы несет информационно-инновационная эпоха?

Информационные войны

Компании научились извлекать прибыль из нового вида капитала - интеллектуального. Его высокая стоимость привела к развязыванию глобальной информационной войны.

Информационные войны бушуют по всему миру.

Хакеры штурмуют серверы и крадут пароли и номера кредитных карточек, продавцы ботнетов обеспечивают несанкционированный доступ к компьютерным сетям, спамеры продают клиентские базы данных МТС и Пенсионного фонда.

Примерно так выглядят сводки с мест боевых действий: …хакеры нанесли удар по Apple, …продавцу ботнетов грозит 25 лет тюрьмы, …китайские хакеры атаковали британский парламент, …в Японии арестован подозреваемый в создании шпионского ПО…

Борьба идет с переменным успехом, все стороны кровно заинтересованы в победе. На кону информация.

Информационные войны носят явно экономический оттенок. Раньше хакеры развлекались порчей информации – мелким хулиганством, сегодня атаки кибертеррористов все больше направлены исключительно на кражу данных с целью извлечения дохода.

Бизнесмены знают об этом и предпринимают решительные шаги для того, чтобы защитить информацию. Конфиденциальные данные охраняются владельцами. В ход идут самые разнообразные организационные меры и технические средства.

На финансирование программ по защите информации брошены миллиарды. В 2004 году ведущие компании стран Западной Европы затратили около 5 миллиардов евро. И в ближайшем будущем расходы будут только увеличиваться.

Не только компании, но и целые страны осознают угрозы, которые несет недостаточное внимание к проблемам информационной безопасности. Расходы федерального правительства США на информационную безопасность увеличатся на 20 процентов в течение пяти лет – с 6,1 миллиарда в 2005 году до 7,3 миллиарда долларов в 2010-м.

Организационные и технические способы защиты дают результаты. Российские компании научились эффективно бороться против технических средств ведения информационной войны.

И при этом прозевали новую угрозу. Большинство российских компаний имеют юридическую брешь в системе корпоративной безопасности.

Беда пришла, откуда не ждали

Несмотря на многостороннюю систему компьютерной безопасности - пароли с сумасшедшим количеством символов, - безумные организационные меры – сканирование сетчатки глаза на входе, - все равно могут найтись люди, которые сумеют вынести секретную информацию с завода.

Это не киборги-невидимки, не суперниндзя и не тараканы-шпионы с вмонтированными в усы фотокамерами.

Это сотрудники компании, которые по долгу службы имеют доступ к конфиденциальной информации. Как это происходит?

Элементарно.

Во-первых, конкурентная борьба ведется не всегда корректными способами, и от промышленного шпионажа никто не застрахован. Вы уверены в том, что никто из сотрудников не «сливает» коммерческую информацию конкурентам за нескромное ежемесячное вознаграждение?

Во-вторых, у промышленного шпионажа появился его цивильный брат – бенчмаркинг называется. Это изучение передового и коммерчески ценного опыта с целью использования его на благо собственного бизнеса. Вашим сотрудникам конкуренты даже платить не будут, а просто представятся: «Мы из очень крупного и очень крутого международного исследовательского института и собираем информацию для…», и сотрудники сами все расскажут.

В-третьих, еще никто не отменял дружеских посиделок с друзьями, когда пиво с водкой льются рекой, ароматный шашлык жарится на веселом огне, а сотрудники разговаривают с друзьями о работе. А руководитель потом с удивлением узнает, что конкуренты уже внедряют ноу-хау, которое он только что придумал.

В-четвертых, переманивание ключевых сотрудников является одним из самых «законных» способов доступа к информации под грифом «Коммерческая тайна». Ведь в самом деле: не нужно шпионить, делать вид, что проводишь научное исследование, или подслушивать, нужно просто переманить сотрудника, который знает все секреты.

И парадокс в том, что даже если работодатель застанет своего подчиненного за «сливом» информации или прервет его соловьиную песню перед «псевдоисследователем» - он все равно не только не может выгнать его за разглашение коммерческой тайны, но даже не имеет права оштрафовать нерадивого сотрудника.

Потому что недовольства болтливостью сотрудника мало – еще нужны юридические основания.

Страж у юридических врат

Комплекс информационной защиты можно сравнить с крепостными стенами, которые защищают хранилище с золотом и алмазами. У хранилища есть три башни: техническая, организационная и юридическая.

Умыкнуть запасы информационного «золота» можно через любой вход. Поэтому защищать нужно все.

На страже технических ворот стоит специалист по компьютерной защите информации, на организационной башне дежурит администратор, а на защите юридических врат стоит юрист, специалист по правовому обеспечению защиты информации.

У юридического защитника информации множество обязанностей.

Во-первых, необходимо детально разбираться в том, что может являться коммерческой тайной, а что - нет. Например, учредительные документы не могут быть отнесены к конфиденциальной информации, как и информация о численности работников, системе оплаты и условиях труда.

Во-вторых, составить перечень информации, относящейся к коммерческой тайне. Без такого перечня никакая информация не может называться «коммерческой тайной», а следовательно, она не защищена юридически.

В-третьих, юрист отвечает за ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем «установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка».

В-четвертых, обязательно должна быть система учета лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну. Все должно происходить, как и в секретных военных билиотеках. Человек предъявил документы с указанием соответствующего допуска, получил документы и расписался за них. Архивариус записывает, что и когда читатель взял и когда принес обратно.

В-пятых, обеспечить нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя данной информации.

Специалистов, которые все это знают и умеют делать, и готовит ТУСУР.

Разумеется, это только часть обязанностей «юридического стража». Он отвечает за регулирование трдуовых отношений с работниками, которые имеют доступ к коммерческой тайне, и с подрядчиками. За предоставление конфиденциальной информации органам государственной власти. За то, чтобы работники, покинувшие компанию, не разглашали коммерческие тайны компании. И за многое-многое другое.

Алхимия инноваций: превращение знаний в золото

Еще более сложная ситуация складывается с обеспечением прав интеллектуальной собственности. Это более запутанная сфера, чем можно представить.

Возьмем для примера ситуацию, когда сотрудник в рабочее время разработал ценное ноу-хау. Кому оно будет принадлежать? «Конечно, компании, - скажете вы, - потому что при приеме на работу сотрудник подписал документ: все, что он создаст, принадлежит компании».

С юридической точки зрения, этот «весомый» и «важный» документ – филькина грамота и никакой ценности не представляет.

Произведение или изобретение станет «служебным» только в том случае, если сотрудник выполнял свои непосредственные должностные обязанности или получил от работодателя конкретное задание на создание именно этой разработки. Если же конкретного документированного задания не было, то разработка – собственность разработчика.

Или такой пример. Грамотный владелец компании все правильно оформил и поручил сотруднику задание (в соответствии с должностными обязанностями) – создать конкретную разработку. Сотрудник прекрасно справился с заданием – разработку создал. Работодатель прикинул доходы, прослезился и выплатил зарплату.

Вопрос на засыпку: кому сейчас принадлежит разработка?

Правильный ответ: пока никому, хотя приоритет на подачу заявки на патент – у работодателя.

Однако, чтобы получить на изобретение, работодатель должен купить разработку у сотрудника. «Позвольте, он же получил зарплату?!» - воскликните вы. А вот зарплата к данной теме не имеет никакого отношения, поскольку разработчик – это автор, а автор «имеет право на вознаграждение, соразмерное выгоде, которая получена работодателем или могла бы им быть получена при надлежащем использовании разработки».

Так что готовьте денежки, раобтодатели. А если не сможете договориться мирно, то будете улаживать спор в судебном порядке.

Представляете, какая волна исков накроет судебные инстанции после того, как работники проконсультируются у юристов соответствующего профиля?

И это только внутренняя сторона деятельности специалиста по защите прав интеллектуальной собственности. А еще есть патенты, свидетельства, лицензии, привилегии – нематериальные активы компании, которые нужно оформлять и защищать.

«Защита прав интеллектуальной собственности» - это вторая юридическая специализация, открытая в ТУСУРе.

Не нужно думать, что юридическая защита и правовое обеспечение нематериальных активов – это частная локальная задача, интересная только специалистам.

Сегодня юрист, специализирующийся на вопросах защиты прав интеллектуальной собственности, - это денежная машина, которая кует деньги не только не хуже иного станка, но даже лучше.

Юридическая незащищенность владельцев бизнеса – это брешь, через которую скоро хлынут миллионы и миллиарды. И никакие «огненные стены» технической защиты не помогут.

Юрист на полях информационной войны

Юристы, специализирующиеся на вопросах правового обеспечения защиты информации и защиты прав интеллектуальной собственности, несмотря на свою «правовую специфику», выступают во многих ипостасях.

Такие специалисты приносят большую и разнообразную пользу.

Во-первых, как сотрудники службы безопасности, которые обеспечивают юридическую защиту компании и противостоят промышленному шпионажу.

Сквозь грамотно поставленную защиту шпиону конкурирующей компании пробраться будет непросто. А при наличии патентов, лицензий и прочих авторских прав даже и не имеет смысла.

Зачем красть изобретение, если еще 20 лет его может использовать только одна компания?

Во-вторых, такие юристы – это верные помощники начальника отдела кадров (HR-департамента), потому что помогают удерживать на рабочем месте ключевых сотрудников.

Юристы, руководствуясь Законом «О коммерческой тайне», смогут существенно затруднить переманивание ключевых сотрудников ради захвата коммерчески ценной информации. Потому что закон прямо регламентирует эту процедуру. Сотрудник при переходе на иную работу в течение трех лет (если иное не предусмотрено в договоре) не имеет права использовать коммерческую информацию.

Иэто еще не все.

В-третьих, юристы такой квалификации могут стать настоящими волшебниками, которые превращают убытки компании в прибыль. Дело в том, что в случае нарушения нужно платить.

Это означает, что если компания понесла убытки от конкурентов, сотрудника, подрядчиков из-за разглашения коммерческой тайны, то эти убытки можно компенсировать за счет виновной стороны.

Востребованность защитников и алхимиков

Как мы видим, юрист, специализирующийся на правовом обеспечении информации и защите прав интеллектуальной собственности, - это и сотрудник службы безопасности, и кадровик, и волшебник, превращающий черепки в золото.

И востребованность в таких специалистах будет расти прямо пропорционально ориентации нашего государства на инновационную, а не сырьевую или производственную экономику.

За все государство ручаться тяжело, а вот в том, что Томск станет федеральным центром идей, технологий и инноваций, сомневаться не приходится. Особенно в связи с тем, что Томск выиграл конкурс на создание технико-внедренческой зоны.

Тогда становится понятно, почему ТУСУР – инженерный вуз – открыл юриспруденцию, да еще и по таким специализациям.

Одна только технико-внедренческая зона потребует множество специалистов по правовой защите информации и интеллектуальной собственности. А если сюда добавить действующий бизнес-инкубатор да «кольцо» из наукоемких фирм, - получается достаточно большой рынок труда.

И это все только на базе ТУСУРа. Но ведь не только ТУСУР занимается инновационным развитием региона. В Томске сотни наукоемких фирм. А правовое обеспечение защиты информации понадобится не только новаторам, но и «традиционным» компаниям.

Теперь перейдем к образовательному процессу, который сложился в ТУСУРе.

ТУСУР – это сообщество инноваторов профессионалов

Особое внимание нужно обратить на то, чот ТУСУР – это не просто вуз, который штампует специалистов и «выплевывает» их в жизнь. ТУСУР – это очень заботливая организация. Мощное союзное сообщество, представители которого работают в самых разных сферах инновационной деятельности.

Стержень инновационного сообщества – ТУСУР. В вузе есть все условия для того, чтобы готовить специалистов самого высокого уровня. Сегодня ТУСУР входит в первую пятерку российских вузов по степени компьютеризации: один компьютер на 2 студента. Этот показатель выше, чем в США.

Уже более пяти лет вузом ведется работа по созданию учебно-научно-инновационного комплекса (УНИК).

Сегодня в УНИК ТУСУРа 25 наукоемких коммерческих структур, 47 научных лабораторий, пять НИИ, 30 действующих студенческих конструкторских бюро, студенческий бизнес-инкубатор, инновационно-технологический центр, агенство интеллектуальной собственности и другие подразделения.

В УНИК выполняются проекты, востребованные на отечественном и мировом рынках и применяемые в различных отраслях: медицине, машиностроении, электронике, оборонной промышленности и т. д.

Студеты ТУСУРа проводят интенсивную языковую подготовку. Для современного специалиста это немаловажно. У каждого студента есть возможность получить не только диплом инженера, экономиста, юриста или менеджера, но и получить квалификацию переводчика в сфере профессиональной деятельности.

Стать студентом ТУСУРа непросто. Чтобы попасть в это сообщество, нужны недюжинные таланты. По статистике областного департамента образования, самые сильные школьники (набравшие большее количество баллов по ЕГЭ) поступают учиться в ТУСУР. На некоторых специальностях был объявлен конкурс даже среди медалистов.

Для того, чтобы жизнь студента была насыщенной и интересной, в ТУСУРе создан центр внеучебной работы со студентами. Работают клуб классической гитары, клуб музыкального абонента для любителей классической музыки, студенческий киноклуб. В университете имеются также театральная студия, команда КВН и рок-клуб.

Выпускник ТУСУРа сегодня – это не только инженер, обладающий мощной профессиональной подготовкой, но и всесторонне развитая личность. Креативная, творческая, инновационная.

Кстати, клубы бальных танцев и любителей поэзии в ТУСУРе тоже действуют.

Базылев И.
Tomskiy vestnik

Похожие материалы по теме