Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

От сырьевого экспорта – к экономике знаний

05 апреля 2007
Студенческий бизнес-инкубатор ТУСУРа в дни саммита увидел немало высоких гостей. Во время презентации, что проводилась для министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, ректор Анатолий Кобзев, совсем коротко рассказал об уже сделанном.

Анатолий Кобзев встречал гостей в бизнес-инкубаторе

Студенческий бизнес-инкубатор ТУСУРа в дни саммита увидел немало высоких гостей. Во время презентации, что проводилась для министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, ректор Анатолий Кобзев, совсем коротко рассказал об уже сделанном. Его выступление больше касалось планов на будущее и проблем наукоемкого бизнеса, которые необходимо срочно решать на государственном уровне. «Что касается нас, то если будут выделены деньги, хорошо, а нет - так заработаем сами», - мимоходом обронил Анатолий Васильевич. Потом один из московских министерских людей в шутку скажет, что это – «тактическая ошибка томского ректора». Если, мол, открыто утверждать, что средства не так уж и нужны, их отдадут другим.

В каждой шутке есть доля правды. Россия так устроена, что, видимо, еще долго будет зависеть от воли монарха. Между тем сегодня высшее руководство страны начало с интересом присматриваться к тому, что делается в регионах, где привыкли не ждать «милости от природы». Потому, может, все чаще верхи черпают идеи и методики организации того или иного дела «снизу»? Может, и в самом деле, лед тронулся не только на Томи, и Россия наконец начнет прирастать Сибирью отнюдь не из-за нефтяного богатства? Обо всем этом по завершении саммита мы разговаривали с ректором Томского университета управления и радиоэлектроники Анатолием Кобзевым.

– Анатолий Васильевич, во время саммита ТУСУР стал местом встречи председателя Российского союза предпринимателей и промышленников Александра Шохина с предпринимателями. Вуз и бизнес уже совместимы?

- Да, еще недавно казалось противоестественным, что руководитель вуза силен в бизнесе. А сегодня, когда наукоемкая отрасль претендует на первые роли, никто уже не удивляется. Более того, пришло понимание, что есть реальная возможность донести видение проблем, потому что я - председатель совета Томской торгово-промышленной палаты, возглавляю региональное отделение РСПП и выбран в комитет по образованию. Проблема же состоит в том, что наукоемкий бизнес - это элемент перераспределения богатства, которое увеличивается, потому что в него вкладываются мозги. Возьмем, к примеру, песок. При технологической обработке из него можно получить кремний. Если песком обладают очень многие страны, то кремний уже делают не в каждой. Из кремния можно нарезать пластины. Страна от страны отличается тем, насколько тонка эта пластинка. И только единицы государств, в которых специалисты способны нанести на сверхтончайшую пластину соответствующую схему. Образно говоря, наша страна сейчас находится на стадии обладания песком и умения делать кремниевые болванки. Нам не хватает сейчас терпения и дара видения вперед. При всей эффективности, наукоемкий бизнес, в отличие от торгового, развивается медленно. Впрочем, у нас ситуация немного иная. Еще шесть лет назад его объем в Томске был равен 60 миллионам рублей, а сейчас он достиг 6,5 миллиарда. Налицо рост в сто с лишним раз! Скорость развития остается высокой, и если так будет продолжаться, то через три года «нефтянка» задвинется на вторые роли. Поэтому его перспективность очевидна. Но беда в нашем природном богатстве, потому что чрезвычайно трудно развернуться в сторону наукоемкого бизнеса, пока из-под земли хлещет нефть.

Россия увлечена крупным бизнесом. Малый и средний наукоемкий бизнес, составляющий во всех странах 60-70 процентов, у нас существует на уровне шума: 5 процентов. Но пора преодолевать инерцию мышления и начинать решительные действия. Нас как университет интересует в первую очередь выработка стратегии реформы высшего образования. Сейчас не сформулирована даже цель. Все время призывают повышать качество. Но качество не бывает отвлеченным. Одно дело - качество инженера наемного труда, другое – ученого, третье – предпринимателя.

Уменьшение зависимости от сырьевого экспорта и переход к экономике знаний является задачей, которая по своим масштабам и социальным последствиям превосходит атомный и космический проекты. Нужна специальная программа генерирования новой волны предпринимателей, и решить ее могут только университеты. Наукоемкий бизнес требует у его основателя высшего образования, практически все будущие предприниматели учатся в университетах: выпускники ТУСУРа, например, основали 115 предприятий томского IT-сектора. Однако в целом высшая школа по-прежнему продолжает готовить инженеров наемного труда. На последнем съезде Российского союза предпринимателей я выступил с докладом о проблемах и перспективах развития наукоемкого бизнеса в России на примере Томской области. Сейчас текст запросили в кабинет вице-премьера Виктора Христенко.

- А на российско-немецком экономическом форуме удалось выступить?

- Удалось. Речь шла о том, что в Томске наукоемкий бизнес вышел на второе место после нефтяной отрасли и развивается быстро. 80 процентов объемов наукоемкого бизнеса дают выпускники ТУСУРа. Это заслуга всех предыдущих лет жизни нашего вуза, в котором всегда бродил дух желания новизны и самостоятельности. Первый в России студенческий бизнес-инкубатор был открыт благодаря этому же фактору. Наша команда, к счастью, не погасила его, а наоборот развила, что, надеюсь, и дальше будет продолжаться. ТУСУР – это питательная среда для технико-внедренческой зоны, где вуз является головной организацией по направлению «Электроника, информационные и телекоммуникационные технологии». У нас существует мощная инфрастуктура науки: на 33 кафедры 48 научных лабораторий и центров, пять НИИ, три КБ, единственный в России филиал Международного центра телекоммуникаций, излучения и радиолокации. Развиваются международные связи. В бизнес-инкубаторе есть определенная находка – мост передачи знаний «Калифорния – Томск», эта форма впечатляет всех. Мост основан на том, что стратегическим инвестором является наш выпускник, ныне проживающий в Америке. На двух разных континентах выпускники ТУСУРа работают в одной фирме, при этом хорошо зарабатывая. По этой же технологии планируется создать совместные фирмы вместе с Нюрнбергом, Торонто, Дельфтом. В России практически не развита венчурная система финансирования. На это также было обращено внимание немецкой стороны.

- Проявляют ли интерес немецкие бизнесмены к тому, чтобы наращивать свои капиталы, вкладывая средства в российские научные разработки?

- Сейчас явный интерес проявляет фирма «Сименс». Но Германия – высокотехнологичная страна, там венчурная система хорошо развита, и мы хорошо понимаем, что их реальный интерес состоит в нашем сырье и рынке сбыта. А нам нужно добиваться экспорта своей собственной наукоемкой продукции. Конфликт интересов налицо. Есть и другая проблема. Любой здравомыслящий западный бизнесмен боится идти в Россию, потому что велик риск потерять свои деньги, и не из-за того, что рухнет сам бизнес. Первые полчаса из часовой беседы с иностранными предпринимателями всегда уходит на обсуждение политической ситуации в стране. Встречи на высоком уровне, подобные той, что состоялась в Томске, дают некую стабилизацию. Но потом, к примеру, сажают Ходорковского, при том, что Абрамович в это время покупает яхты и «Челси». Законы не должны работать выборочно. Запад просто не понимает такой системы. Но хорошо осознает, что специфика наукоемкого бизнеса такова, что он, как правило, держится на одном-двух людях.

- Таких людей ТУСУР взращивает в студенческом бизнес-инкубаторе…

- Надо отходить от метода самораскрутки, на котором выросла первая волна предпринимательства. Очень трудно существующим методом достигнуть массовости. Пока не будут созданы технопарки и бизнес-инкубаторы, людям просто некуда приткнуться. К примеру, собралась команда в пять человек, у них есть прекрасная идея, которая со временем даст серьезную отдачу не только им, но и налоги в бюджет. Но, как правило, ученым не на что даже комнатку в аренду снять, потому что она сдается по ценам торговых площадей. Все нынешние предприниматели, которые являются гордостью Томска и первыми претендентами на то, чтобы стать резидентами технико-внедренческой зоны получили в свое время крышу над головой в ТУСУРе. Он выполнял тогда роль бизнес-инкубатора. Но сейчас с площадями и у самого университета стало гораздо хуже. Раньше у нас обучалось 3,5 тысячи человек, а сейчас 15 тысяч. Нагрузка на площади колоссальная. Мы начали строить корпус на Южной. Но дело застопорилось на трех этажах. Строить для государства из собственной прибыли, да еще заплатив налоги, тоже ни один здравомыслящий человек не будет. Но, судя по реакции министра экономического развития и торговли РФ Германа Грефа, которая была очень живой и мгновенной, возможно, государство нам начнет помогать. По крайней мере, нам уже выделено 10 миллионов от федерального центра и столько же от областной администрации после того, как его заместитель Андрей Шаронов побывал в ТУСУРе незадолго до саммита и увидел своими глазами, что у нас делается реальное дело. Греф тоже высказался о том, что Томск его поразил сделанным, что этот опыт надо развивать. На следующий год планируется создание 15 бизнес-инкубаторов по России. По масштабам страны, это конечно мало, но мы уже будем не одни. Вектор определен и получил подтверждение, что он правильный, что мы не придумали себе забаву, а показали путь.

Сырова С.
Tomskiy vestnik

Похожие материалы по теме