Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Винарская Т. Консолидация элиты // Томский вестник. – 29 июня. – 2007

03 июля 2007
Ученые области объединились в Томское профессорское собрание

Консолидация элиты

Ученые области объединились в Томское профессорское собрание

Цвет томской науки, делегированный всеми вузами области, собрался на днях в Доме ученых с одной-единственной целью: учредить новую общественную организацию под названием «Профессорское собрание Томской области». Такая цель была поставлена в феврале нынешнего года на встрече ученых с губернатором Виктором Крессом по случаю Дня науки. В течение трех месяцев избранный на той встрече оргкомитет под руководством генерального директора «ТомскНИПИнефть» Ивана Кошовкина работал над учредительными документами и вот, наконец, представил их на суд коллег. Процесс созидания новой ячейки гражданского общества проходил в бурных дискуссиях. Но конструктивно.

Публика в Доме ученых сошлась отборная. Без всякой патетики и преувеличения: лучшие умы Томска, золотой фонд нашей науки, интеллектуальная элита – любое из этих определений будет уместно по отношению к тем 98 ученым мужам и дамам, что представляли почти двухтысячную гвардию томской профессуры. Повестка конференции, на первый взгляд, обещала быстрое развитие событий – хоть и восемь вопросов, но все они легкие, процедурные, не требующие большого количества времени на обсуждение. Так оно вначале и оказалось. Избрали председателя (Ивана Кошовкина), секретаря и счетную комиссию, определили форму голосования. С интересом выслушали лаконичное выступление заместителя губернатора по научно-технической и инновационной политике и образованию Владислава Зинченко, призвавшего аудиторию активно влиять на непростые и неоднозначные процессы в образовании и академической науке. Перешли к уставу. И вот тут – оп! – завязли. Чего, наверное, и следовало ожидать: слишком важное значение для организации имеет этот основополагающий документ.

- Я предлагаю, - взял слово профессор ТУСУРа Александр Шелупанов, - назвать нашу организацию не «Профессорское собрание Томской области», а «Томское профессорское собрание». Так, по-моему, будет лучше. Да и аббревиатура ТПС (а не ПСТО) лаконичнее и благозвучнее.

- А как же профессора из Северска? Они, что, не войдут в эту организацию? – раздалось из зала.

- Да и закон требует, чтобы в названии был указан регион деятельности, - послышалось еще одно возражение.

- Но разве «Томское» не указывает на географическую привязку? – прозвучал контраргумент.

Спорили долго. Все аргументы «за» и «против» казались весомыми и убедительными. Председатель поставил вопрос на голосование. В итоге большинство отдало предпочтение «Томскому профессорскому собранию». Затем запнулись о формулировки раздела, связанного с компетенцией и порядком формирования руководящих органов. После оживленной дискуссии пришли к выводу, что высшим руководящим органом ТПС должно быть собрание, а вовсе не конференция, как предлагали составители документа.

Голосовали за эту поправку. Без возражений выбросили из текста невесть как закравшееся в него слово «съезд». На пункте о членстве снова забуксовали: над фразой «членами собрания могут быть граждане РФ, достигшие 18 лет…» просто посмеялись («А вдруг какой-нибудь гений действительно станет профессором в 18 лет!»), зато следующие строки «…имеющие ученое звание доцента, профессора либо ученую степень кандидата, доктора наук» после дебатов ужали только до профессоров и докторов. Попутно прозвучало пожелание «пристегнуть» к Российской Федерации другие страны, чтобы сделать собрание открытым для иностранных граждан. Однако этот момент оставили на потом.

Въедливость и дотошность умных людей вызывали легкую досаду: время идет, а они копаются в каждом абзаце. Казалось бы, какая им разница, как сформулирован пункт третий второго параграфа? Нет, встают один, второй, третий… десятый и доказывают, что, если оставить формулировку в нынешнем варианте: «целью собрания является… содействие созданию эффективного механизма общественной поддержки государственной политики, направленной на развитие системы образования и науки», - то это будет неконструктивно. Профессора должны не поддерживать, а влиять. Это для них принципиально.

По мере продвижения вперед моя досада постепенно уходила, и, напротив, росло уважение к людям, столь принципиально и заинтересованно подходящим к делу. В любом другом коллективе отношение к подобного рода документам, как правило, пофигистское: а-а, чего там читать! Тут же все десять страниц проекта устава досконально проштудированы, по каждому утверждению сформировано собственное мнение и методом коллективного мозгового штурма достигнут консенсус. Потому они и стали элитой, с восхищением думала я, что ничего не делают абы как, все подвергают сомнению и не жалеют времени на отстаивание своей позиции. Обласканные природой, подарившей им особые способности, они тренируют интеллект даже на таких, казалось бы, формальных процедурах, как утверждение учредительных документов. Люди гордые. Независимые. Ответственные. Педантичные. И умные. Одним словом, профессора.

Теперь эта научная элита консолидирована в некоммерческое региональное общественное объединение «Томское профессорское собрание». Отныне она будет защищать права своих коллег по цеху, формировать общественное мнение, влиять на политику власти в сфере образования и науки и делать много других дел. Согласно уставу и с присущей ей настойчивостью.

Слово – участникам конференции

Наталья Гарганеева, доктор медицинских наук, профессор СибГМУ:

- Пришла сегодня на конференцию, увидела множество умных лиц и вдруг поняла: а я ведь мало с кем знакома. Так получалось, что до сих пор профессорское сообщество Томска было разобщенным: ученые разных вузов знали коллег из своих университетов и почти не пересекались с другими. Я считаю, что это было неправильно, поэтому идею объединения профессоров только приветствую. Научная элита – это всегда передовая мысль, высокая гражданская ответственность, огромный интеллектуальный потенциал, который может сыграть серьезную роль в процветании и нашего региона, и всей России. Звучит, наверное, пафосно, но это на самом деле так.

Елена Новикова, доктор филологических наук, профессор:

- Учитывая специфику вузовского Томска, можно только удивляться, почему решение о создании профессорского собрания созрело только сейчас. Надо было давно это сделать! Я очень рада, что реальная структурная консолидация, наконец-то, произошла. Мне понравилось, как внимательно и заинтересованно обсуждали участники конференции учредительные документы. Если такое же внимание и такой же интерес сохранятся в дальнейшей работе, то, на мой взгляд, эта организация сможет реально влиять и на политику власти, и на формирование общественного мнения.

Александр Шелупанов, доктор технических наук, профессор ТУСУРа:

- Идея создания профессорского собрания возникла у меня еще лет шесть назад. Я знал, что в Екатеринбурге такая организация существует давно, а в Томске, где более высокая концентрация науки и интеллекта, ничего подобного не было. Мне было обидно за родной город. А теперь я доволен: и у нас появилось Томское профессорское собрание. Почему это так важно? Потому что профессор – это человек, который состоялся как личность и как гражданин, ему присуща высокая степень независимости и свободы, он не боится сказать то, что думает. В этом смысле возможности влияния профессуры на власть и на общество чрезвычайно велики.

Правление Томского профессорского собрания, избранное учредительной конференцией: Василий Ушаков (ТПУ) – председатель, Александр Буйновский (Северский технологический институт), Тамара Ветлугина (ТНЦ СО РАМН), Наталья Гарганеева (СибГМУ), Андрей Козырев (ТНЦ СО РАН), Нина Конева (ТГАСУ), Анатолий Кориков (ТУСУР), Иван Кошовкин (ОАО «ТомскНИПИнефть»), Петр Лавров (ТГПУ), Ирина Наследникова (СибГМУ), Феликс Тарасенко (ТГУ), Алексей Чурин (ТНЦ СО РАМН), Юрий Шаркеев (ТНЦ СО РАН).

Винарская Т.
Tomskiy vestnik

Похожие материалы по теме