Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Воеков Д. Что мешает развитию ИТ в регионах? // Интернет-издание PCweek live. – 10 января. – 2008.

19 февраля 2008
…Основным источником развития сектора ИКТ в регионе исследователи считают Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), из которого вышли практически все основатели ИТ-компаний области, а некоторые даже входят в попечительский совет вуза и имеют в нем свои лаборатории и исследовательские центры.

Что мешает развитию ИТ в регионах?

В конце ушедшего года медиа-холдинг «Росбалт» и общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России» завершили исследование «Малый и средний бизнес в развитии промышленности и технологий», которое касалось состояния фирм отдельных отраслей в конкретных регионах.

Для изучения особенностей ИКТ по ряду причин была выбрана Томская область. И хотя общие выводы участников проекта, как оказалось, в большей степени относятся к промышленности, которой было посвящено порядка 80% исследования, отдельные рекомендации, адресованные властям, явно носят универсальный характер.

К тому же ряд обозначенных проблем и в самом ИТ-сообществе обсуждается уже не первый год, и у экспертов рынка на них успели сформироваться весьма интересные взгляды.Суть исследования

Как объяснили организаторы, причиной запуска проекта послужила удручающая ситуация в отечественной экономике, где роль малого и среднего бизнеса сейчас крайне низка. Таким положением вещей нарушается одно из основных условий динамичного развития рынка, что влечет за собой ряд негативных последствий — от недостаточного вклада СМБ в занятость населения до низкой конкурентоспособности российских товаров и услуг.

Для того чтобы предложить региональным и федеральным властям пути выхода из этой ситуации, было решено подробно проанализировать состояние СМБ (успехи, барьеры в развитии, тенденции и пр.). Причем традиционный метод его обобщенного изучения по России в целом пришлось отвергнуть и сделать акцент на отраслевой и региональной специфике бизнеса, что, по мнению организаторов исследования, и позволяет понять весь комплекс факторов развития СМБ.

В результате было выбрано пять так называемых кластеров (наиболее характерных и достаточно развитых): лесозаготовка и деревообработка в Архангельской области, пищевая промышленность в Краснодарском крае, химическая промышленность в Пермском крае, автомобильная промышленность в Республике Татарстан, информационно-коммуникационные технологии в Томской области. В каждом из них изучались семь аспектов: доступ к рынку и условия конкуренции, человеческие ресурсы, финансовые ресурсы, инфраструктура, технологический потенциал, административное регулирование, экосистема поставщиков.

Разумеется, интересующие нас ИКТ здесь явно стоят особняком, поэтому прежде чем переходить к обобщенным выводам исследования, стоит рассмотреть этот кластер подробнее. ИКТ в Томской области

Томская область — весьма интересный регион с точки зрения демографической ситуации и проникновения ИТ. Каждый пятый житель Томска и каждый десятый житель области — студенты. И в рейтинге Мининформсвязи РФ эта область сейчас занимает ни много ни мало третье место по уровню готовности к информационному обществу, уступая лишь Москве и Санкт-Петербургу.

По данным исследования, несмотря на то что значительную долю промышленного производства этого региона обеспечивают крупные ресурсодобывающие компании (дочки «Газпрома», «Томскнефти», «Роснефти» и пр.), средний и малый бизнес здесь также представлен весьма широко. Причем именно в секторе ИКТ он является наиболее развитым и конкурентоспособным.

По оценкам «Опоры», большая часть ИКТ-компаний занимаются продажей компьютеров и оргтехники (20%) или разработкой ПО (18%); на интернет-услугах, системной интеграции, а также разработке и производстве электроники специализируется гораздо меньше фирм (8, 9 и 11% соответственно).

В основном эти компании возникли в результате отделения от других структур (как частных, так и государственных), и, как правило, стартовый капитал им пришлось добывать самостоятельно (81%); на деньги специализированных фондов открыть бизнес не удалось никому.

За последние три года СМБ-сегмент кластера ИКТ рос довольно быстрыми темпами. Объем реализации товаров и услуг здесь в среднем увеличивался примерно на 15—20% в год, и в ближайшем будущем эта тенденция должна сохраниться. По собственным оценкам ИТ-руководителей края, их конкурентные преимущества в основном обеспечиваются либо качеством услуг (28%), либо уровнем сервиса (29%).

Главными потребителями ИКТ-услуг выступают компании нефтегазового сектора (50—60%) и организации, связанные со здравоохранением (около 20%). Поставки комплектующих осуществляются либо из других регионов России (42%), либо из стран Азии и Восточной Европы (28%). На долю местных поставщиков приходится только 15% рынка.

Основным источником развития сектора ИКТ в регионе исследователи считают Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), из которого вышли практически все основатели ИТ-компаний области, а некоторые даже входят в попечительский совет вуза и имеют в нем свои лаборатории, исследовательские центры и пр.

В отчете «Опоры» вообще большое внимание уделяется влиянию системы высшего профессионального образования на развитие отрасли. Отмечается выгодное отличие Томской области от иных регионов, имеющих существенно больший интеллектуальный потенциал, который при этом сконцентрирован в академической науке, держащейся в основном на кадрах весьма преклонного возраста. В Томске же проблема «свежей крови» отсутствует в принципе.

Однако даже тесная связь бизнеса и образования не смогла бы вывести ИКТ на сегодняшний уровень, если бы не так называемые лидеры кластера — несколько успешно работающих высокотехнологичных компаний, задающих темпы развития отрасли и формирующих ее инфраструктуру. Что характерно, все они возникли в период 1989--1993 гг., и с тех пор ни одному новому предприятию так и не удалось их догнать.

Основные проблемы кластера

Как это ни парадоксально звучит, но главные проблемы ИКТ-отрасли в Томской области исследователи связывают с недостатком адекватных кадров. Дело в том, что в регионе (как и везде в стране) всё еще существует разрыв между специализированным образованием и реальной жизнью (выпускников приходится переучивать). Кроме того, уровень жизни в Томске хоть и выше, чем в соседних регионах, но несравним со столицей и зарубежными странами, что влечет за собой «утечку мозгов».

Отмечается также острая нехватка управленцев (профессиональных менеджеров) и практически полное отсутствие высококачественных административных услуг для ИКТ - маркетинговых, юридических, финансовых и пр.

Еще одной важнейшей проблемой является затрудненный доступ к рынку. В Томске очень мало собственных промышленных предприятий, а у филиалов московских компаний центры принятия решений находятся на значительном удалении. В результате многие тендеры на поставку оборудования и услуг выигрываются в столице, и нередко после этого победители тут же обращаются к региональным организациям с предложением сделать работу, но уже за меньшие деньги.

Ну и извечная проблема любой российской отрасли — административное регулирование с его неизбежными атрибутами: лицензированием, сертифицированием и пр., сочетающимися с традиционными злоупотреблениями чиновников.

Стимулирование и его результаты

По оценкам «Опоры», усилия властей Томской области по поддержке СМБ, в особенности инновационного, в масштабах России беспрецедентны, а их смысл может быть определен как «использование сегодняшних доходов от нефти и газа для диверсификации экономики через развитие СМБ в высокотехнологичных областях». В регионе действуют четыре центра трансферта технологий, технопарк, три инновационно-технологических центра, четыре бизнес-инкубатора, девять офисов коммерциализации проектов (во всех вузах и ключевых НИИ), региональный венчурный фонд, частные инвесторы и «бизнес-ангелы», осуществляющие инвестиции на разных стадиях развития проектов.

При этом в рамках регулярного конкурса предпринимательских проектов «Бизнес-старт» начинающим компаниям предоставляются субсидии из областного бюджета в размере до 30 тыс. руб. Через эту программу в 2006—2007 гг. финансирование получили порядка ста проектов.

По мнению исследователей, пример Томской области наглядно показывает, что для успеха инновационных проектов важно иметь систему, а не отдельные несвязанные элементы инфраструктуры.

В целом организаторы проекта пока оценивают ИКТ-кластер Томской области как недостаточно развитый в силу его недолгой истории. Он разрознен, и входящие в него компании практически не связаны между собой производственно-технологическими задачами. Тем не менее кластер уже вполне сбалансирован и органичен, а индивидуальные действия ИТ-компаний в конечном счете дают общий согласованный результат. Общие выводы исследования

Как уже было упомянуто в начале, большая часть обобщенных выводов и рекомендаций «Опоры России» к отрасли ИКТ имеет лишь косвенное отношение. Тем не менее ознакомиться с некоторыми из них будет небезынтересно.

По мнению организаторов проекта, государственная политика по поддержке и развитию СМБ должна включать мероприятия по улучшению всех семи перечисленных выше факторов, ставших предметом исследования. Властям, как считают в «Опоре», следует обратить самое пристальное внимание на проблемы СМБ, связанные с доступом к рынку в области госсзакупок, дистрибуции и поставок для крупных компаний, а также вызванные несправедливой конкуренцией со стороны крупного бизнеса. Помимо этого государству необходимо с учетом отраслевой специфики оптимизировать систему налогообложения и поддерживать специальные программы льготного финансирования «стартапов» и малых предприятий.

Для решения инфраструктурных проблем предлагается создавать специальные «оазисы» развития СМБ (технопарки), для повышения конкурентоспособности предприятий — организовывать обучающие программы для руководителей и сотрудников, а в качестве противоядия от излишнего административного вмешательства в бизнес «Опора» рекомендует в систему целей всевозможных ведомств интегрировать комплекс задач, направленных на снижение административных барьеров.

Но главное, на что обращают внимание исследователи, — это необходимость поддерживать бизнес комплексно и стратегически, возведя данный процесс в ранг национального проекта. Взгляд со стороны

Разумеется, проблемы СМБ, обозначенные «Опорой России», возникли не вчера — большинству участников рынка они в той или иной степени знакомы, и у многих экспертов на них сформирован собственный взгляд. По мнению Николая Комлева, исполнительного директора Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ), исследование томского кластера весьма интересно, но оно только фиксирует факты, а не предлагает готовых рецептов — то есть является лишь инструментом в работе с государством.

Комментируя упомянутые в отчете нюансы, связанные с затрудненным доступом региональных компаний к рынку, г-н Комлев подтвердил существование проблемы «Москва — периферия», правда, сформулировав ее как «центр и регионы в условиях вертикали власти» и подчеркнув, что она имеет двусторонний характер. Довольно часто, отмечает Николай Комлев, региональные компании выражают недовольство тем, что они не имеют доступа к федеральным тендерам и что даже конкурсы на автоматизацию крупных нестоличных объектов почему-то проводятся в Москве. Но при этом упускается из виду, что и специфика периферии способна доставить московским компаниям массу хлопот. Например, когда в ИТ-проекте кроме центра нужно внедрить систему в 40—50 региональных точках, то на местах возникает острая нехватка квалифицированных кадров: совершенно непонятно, где их брать и, главное, что с ними делать потом, по окончании работ.

Впрочем, географическую конкуренцию не все эксперты рынка готовы рассматривать как самостоятельную проблему, считая, что в первую очередь между собой конфликтует малый и крупный бизнес. По мнению аналитика Михаила Елашкина, рынок информационных технологий в России является полностью вторичным по отношению к рынку вообще. Наши ИТ-компании главным образом оказывают услуги другим отраслям, в значительной степени копируя их структуру и методы ведения бизнеса. То есть если государственная политика поддерживает мегакорпорации, считает г-н Елашкин, то и ИТ-рынок будет строиться по аналогичным принципам. А коль скоро только центр в состоянии прокормить крупные компании, то именно там они и существуют.

Кроме того, по мнению Михаила Елашкина, есть еще один специфический нюанс: российская ИТ-индустрия самостоятельно производит очень мало продуктов и услуг, и основные обороты приходятся на продажу товаров, произведенных за пределами страны. Такое положение дел приводит к тому, что в конкурентной борьбе выигрывает не тот, у кого лучше мозги и технологии, а тот, у кого больше капитал и лучше развиты связи.

С учетом вышесказанного г-н Елашкин полагает, что оптимальным решением проблем для ИТ-отрасли России является именно разработка собственных продуктов (коробочных и тиражируемых) и предоставление услуг. При этом развитие, на его взгляд, возможно только на рыночных условиях — без грубого вмешательства государства, которое, впрочем, могло бы создать для СМБ такие условия, как облегченная регистрация, упрощенный экспорт, льготные налоги и т. д.

С точки зрения Николая Комлева, государство вряд ли станет решать проблемы отрасли по собственной инициативе. Такая инициатива могла бы исходить от самих ИТ-компаний, но в масштабах России с ними довольно трудно вести диалог. По заверениям г-на Комлева, его ассоциация по мере возможности пытается формировать в регионах локальные ИТ-объединения (в том же Томске, например, создан ТомКИТ), но туда в основном входят именно крупные компании. Малый же бизнес сегодня, как признают и Николай Комлев, и Михаил Елашкин, аполитичен и практически не участвует в законотворческой деятельности. У небольших предприятий просто нет ресурсов, чтобы оплачивать многолетнюю лоббистскую деятельность специального человека, который отстаивал бы интересы СМБ на всевозможных форумах и саммитах.

Таким образом, по ряду признаков образовался замкнутый круг. Изменится ли здесь что-либо в ближайшие годы — вопрос открытый.

Воеков Д.
PC week. – 10 января. – 2008

Похожие материалы по теме