Размер шрифта:
+
Цвет сайта:
Изображения:

Высокий старт

05 апреля 2007
Волшебная аббревиатура ТВЗ, остающаяся для большинства томичей облаком абстрактного «светлого будущего», имеет вполне осязаемое содержание для Томского университета систем управления и радиоэлектроники.

Волшебная аббревиатура ТВЗ, остающаяся для большинства томичей облаком абстрактного «светлого будущего», имеет вполне осязаемое содержание для Томского университета систем управления и радиоэлектроники

Ректор ТУСУРа Анатолий Кобзев полон оптимизма: технико-внедренческая зона позволит логически замкнуть цепочку подготовки инженеров, способных составить элиту территории инновационного развития. Он убежден, что система «университет - бизнес-инкубатор – ТВЗ» сгенерирует вторую волну предпринимательства в сфере наукоемкого бизнеса.

- Представим себе, что несколько человек решили открыть собственное дело, - говорит Анатолий Васильевич. - Где им начинать? Одним из таких мест должен бы стать университет. Это абсолютно очевидно. Я всегда говорю, что у вуза не должно быть других интересов, кроме интересов выпускников. Если они устраиваются в жизни, если они идут вперед, то значит, мы свою миссию выполнили. Поэтому неслучайно первая крыша у продвинутых молодых людей должна быть теоретически обеспечена. Сегодня это бизнес-инкубатор. Но пока что он один. И один в России! Но даже университет не может вечно быть крышей, идет же смена поколений – другие студенты подпирают. Поэтому нужно иметь место, куда можно идти дальше. И такое место в Томске, наконец, создается. То, что это будет новая страница в истории региона, несомненно. И то, что она открылась вовремя – тоже не вызывает сомнения. Пришла пора рождения новой волны предпринимательства. Только теперь есть предпосылки сделать ее более массовой. А значит, нужны заборы поменьше. Зона как раз на это настроена.

- Но хватит ли мозгов, чтобы постоянно снабжать эту зону идеями и разработками?

- Я знаю, сколько идей лежат на полках! Университеты – своего рода пылесосы, мы стягиваем умы с разных территорий. Здесь идет их селекция.

- Тогда другой вопрос – сумеет ли университет мобильно изменить свою систему обучения этих талантов?

- Наукоемкий бизнес сейчас очень активен в Томске. Каждый год объемы почти удваиваются, растет количество рабочих мест. Их нужно заполнять квалифицированными ребятами. Поэтому технология подготовки специалистов, конечно, меняется очень сильно. И мы эту работу уже начали.

Начиная с третьего курса, обучение строится на базе конкретных проектов. Что это значит? Инициируются и обсчитываются бизнес-проекты, формируется творческая бригада – она может быть собрана из студентов разных факультетов, разных курсов. Они работают, изучают теорию, получают консультации, сдают экзамены на базе этого материала. Это уже не поточное обучение – это индивидуальная траектория. Понятие «учебная группа» по существу исчезает. Эта технология группового проектно-творческого обучения очень трудоемкая, но благодатная, так как мы готовим не инженера наемного труда, а творческого человека, который либо пойдет в науку, либо в наукоемкий бизнес.

Эта технологическая цепочка к следующему учебному году будет выстроена полностью. У нас уже внедрена полномасштабная рейтинговая система, работает кредитная система. Мы дистанционным обучением охватываем порядка десяти тысяч студентов, и каждый общается с нашим диспетчерским центром, ведется индивидуальный учет. Один может продвигаться ускоренными темпами, другой отстает, третий – идет по графику и так далее.

В ведущих университетах мира именно так. Плюс мы уже внедрили дистанционное обучение для студентов дневной формы обучения – порядка тридцати процентов курсов изучаются самостоятельно, общаются студенты с консультантом-преподавателем, не выходя из общежития или дома. В нашем учебном процессе сейчас задействовано десять с половиной тысяч компьютеров. Уровень технической обеспеченности университета – самый высокий в России. По крайней мере, в тех официальных документах, которые мы получаем, ТУСУР входит в пятерку лучших.

Не боитесь конкуренции с другими вузами?

- В инновационном деле мы, действительно, опережаем другие университеты. Про ТВЗ еще никто не слышал, а идею бизнес-инкубатора мы вынашивали лет пять. Посмотрите, сегодня наукоемкий бизнес в Томске на 80 процентов в руках выпускников ТУСУРа, и как раз в области электроники и IT - «Стек», «Интант», «ЭлеСи», «Микран», Томская электронная компания. Это тоже имеет свое объяснение. В ТУСУРе всегда был очень большой объем хоздоговорных работ – этакий рыночный оазис в коммунистическом окружении. И студенты всегда очень активно участвовали в этих работах, забирая до семи процентов фонда оплаты труда. По крайней мере, все руководители сегодняшних ведущих фирм прошли через студенческие КБ. Не удивительно, что как только им дверку приоткрыли – они туда и кинулись. Другие пока сидели, соображали… А эти рванули вперед.

Учитывая этот положительный опыт, мы понимаем, что университет должен быть пронизан наукой, научными лабораториями, студенческими КБ. К этому мы сейчас и стремимся. У нас на 32 кафедры - 47 научных лабораторий, пять НИИ, есть международный центр, около тридцати действующих студенческих КБ. И еще нужно увеличивать! Сейчас у нас серьезное ограничение – чтобы развивать науку, чтобы вовлечь каждого студента в научную работу, нужно найти, где их разместить. У нас около четырехсот аспирантов, и им тоже нужны полноценные рабочие места. Поэтому мы очень большие надежды связываем со строительством нового корпуса на Южной. И комплекс нам нужен не затем, чтобы вести там учебные занятия по расписанию, а для того чтобы перестроить учебный процесс на лад ведущих университетов мира - когда каждый студент, каждый сотрудник университета будет иметь возможность заниматься наукой, затем свои идеи проверять, а потом с ними входить в бизнес-сообщество. И настрой тогда другой будет: студент знает, что он выходит из стен университета и создаст собственное дело – другого не дано.

- Годичная деятельность бизнес-инкубатора в этом утвердила?

- Она подтвердила наши теоретические измышления. Стояла одна из ключевых проблем, на которую мы ответа не имели, наличие инвесторов. Мы решились, и ученый совет поддержал, что эксплутационные расходы по бизнес-инкубатору ТУСУР берет на себя. Это порядка пяти миллионов рублей ежегодно. Но ученый совет проголосовал единогласно.

Второй момент. Минимальный набор оборудования мы даем, но остальное - где брать? Значит, кто-то должен выступить инвестором проектов. Мы много раз собирали фирмы наших выпускников, богатые университетские кафедры, которые заинтересованы в продвижении своих идей. И когда первый конкурс провели, то вздохнули с облегчением. Количество инвесторов превысило количество запрашиваемых средств. И это была ключевая победа!

В дальнейшем, мы надеемся, появятся венчурные фонды. И будет ситуация: у нас «девки на выданье», а там – богатые женихи. Будут проходить типа ярмарок, где станут заключаться союзы, подписываться соглашения… Вот когда такую модель мы выстроим окончательно – а об этом можно говорить уже через полтора года – для нас это будет серьезное знаковое событие.

- Случайно разочаровавшихся нет?

- В нашей среде – нет. Мы оптимисты. Но вот сфера взаимодействия университета с бизнесом в России абсолютно не проработана. И все как будто сделано для того, чтобы порушить, создать максимально возможное количество барьеров. Мы говорим: давайте лучше вместе создавать законодательную основу для такого сотрудничества, потому что за этим – будущее. Раз мы находимся в рыночной среде, то как можем не использовать преимущества частного бизнеса?! Но действительность такова, что те 25 фирм, которые входят в учебный научно-инновационный комплекс, первые попадают под удар проверок. Нас подозревают в том, что мы через частный бизнес обогащаемся, а их – что бюджетные деньги уворовывают. А я все время говорю: наш годовой бюджет - под 800 миллионов, и всего лишь 190 из них – бюджетные рубли.

Наукоемкий бизнес – это особый бизнес. Университет должен быть центром, генератором идей, а как это возможно, если не контактировать с фирмами и предприятиями? Надеюсь, что это недоразумение будет преодолено. Потому что, если все оставить, как есть, все наши усилия по развитию поля окружения выпускников, бессмысленны. А в качестве иллюстрации приведу несколько цифр. Все фирмы, которые входят в окружение ТУСУРа, отличаются на общем фоне – в Томске 415 наукоемких фирм – очень высокими темпами развития. Мы когда начинали, создавая учебный научно-инновационный комплекс, фирмы-окружения имели годовые объемы в 45 миллионов, это было в 2000 году. А сейчас у них – 3,2 миллиарда. И ожидаем, что к концу 2006 года у них будет более 6 миллиардов.

- Не боитесь «черных дыр», если вся профессура уйдет в ТВЗ?

- Опыт ведущих университетов мира в чем состоит? Подавляющее число их профессоров, преподавателей, сотрудников ведут собственный бизнес. В Массачусетском институте (знаменитый MIT, США) технологий 80 процентов профессоров владеют фирмами, два профессора являются миллиардерами. И они «раскрутились» именно на своих идеях. Как правило, профессор, имеющий опыт предпринимательской деятельности, становится еще более ценным. Он способен донести до студента вкус к творческой созидательной деятельности.

Бакулина М.
Томские вести. – 8–15 февраля. – 2006

Похожие материалы по теме